Душко Валерий

25.08.2017 13:27 1

Душко Валерий

«Будь я президентом, поборол бы коррупцию за 15 минут – просто закрыл бы спецзоны»

Всего несколько лет назад главной движущей общество силой считались правозащитные организации. За их плечами находились тысячи людей, которым доводилось бороться с несправедливостью государственных институций. Начиная с 2014 года роль таких защитников и борцов с коррупцией отчасти «перехватили» лидеры различных общественных организаций. Правозащитники не верят в «преемников». Глава ОО «Адвокаси» Валерий Душко считает, что большинство таких общественников не стараются решать проблемы в правовом поле. Более того, коррупционерам нередко с ними легко «договориться», а уровень коррупции в силовых органах за это время лишь вырос…

«Мне ломали позвонки, ноги, пальцы. Но мне больше болит то, что наша власть, к сожалению, не хочет провести изменения для позитивного результата»

— Валерий Филиппович, в этом году Вашей организации исполнилось15 лет. Почему бывший контрразведчик решил стать правозащитником?

— В 2002 году я уволился из СБУ, и решил помочь государству в укреплении правовой системы. Идея состояла в том, чтобы создать правозащитную организацию, которая на то время преследовала несколько основных целей – помочь жильцам формировать объединения совладельцев многоквартирных домов и сеть юристов по месту жительства, которая позволит оказывать поддержку в вопросах жилищно-коммунального права. Позже сфера нашей деятельности расширилась.

На сегодняшний день членские билеты имеют 4770 человек. Принцип таков: человек обращается, платит членские взносы, решает свою проблему и уходит. В следующий раз он вернется, когда ему снова понадобится помощь. Денег за членство с него никто больше не берет. При этом организация обеспечивает защиту своих членов в органах местного самоуправления, прокуратуре и судах.

Располагая доверенностью, мы представляем интересы людей, которым приходится обращаться к органам власти. Могу констатировать, что около 90% наших граждан юридически неграмотны. В принципе, и не нужно всем вникать в правовую сферу. Ее невозможно освоить наспех. По большому счету, для этого наша организация и создает сеть семейных юристов. Она уже есть, и не только в Виннице, но и за пределами города и области.

— Защищая интересы граждан, Вам приходилось идти на нестандартные шаги. Когда приковывали себя наручниками, заранее продумали такой поступок?

— Конечно. Это было 7 лет назад, когда пришлось отстаивать права матери трех детей. Накануне я официально уведомил тогдашнего мэра Жмеринки и правоохранительные органы о том, что будет проводиться правозащитная акция, включающая среди прочего и создание палаточного городка.

Сначала приехал юрист, который ввинтил в дверной проем два кольца. Я купил две пары наручников и приковал себя. Гражданка, которая хотела у многодетной матери отнять жилье, приехала с крепкими ребятами. Они пытались «освободить» меня. Помню, как дернули за руки, даже кровь пошла, но наручники выдержали. Тогда спасли меня правоохранители. Майор милиции оттащил дебошира.

Правда, после этого прокуратура Жмеринского района возбудила уголовное дело в отношении меня. Я их убедил, что дело нужно закрыть, поскольку не препятствовал работе госисполнителя. У него был доступ к двери.

Я не думаю, что тот эпизод был самым ярким. Мне приходилось судиться против работников прокуратуры, бывших сотрудников милиции, несколько раз меня избивали… Мне ломали позвонки, ноги, пальцы. Но мне больше болит то, что наша власть, к сожалению, не хочет провести изменения, которые дали бы позитивный результат.

— Слушайте, но за последние три года в Украине провели люстрацию, переаттестацию полиции, создали НАБУ, предоставили преференции всевозможным общественным антикоррупционным организациям, а некоторые журналисты-расследователи и общественники даже стали парламентариями…

— Наша правовая система такова, что очень тяжело устоять, чтобы не соблазниться. При нынешнем положении дел я бы сказал, что невозможно быть честным правоохранителем. За эти годы приняты несколько законов в новых редакциях — о предупреждении коррупции, о Нацполиции, о прокуратуре, о судоустройстве и статусе судей, судебном сборе, а также адвокатуре и адвокатской деятельности. Они ничего не изменили, а только ухудшили ситуацию. Люстрация проведена формально. Отличную идею реализовали неэффективно и пагубно для Украины. Переаттестация в правоохранительных органах только усугубила положение. Параллельно с непорядочными работниками уволились и специалисты. Они ушли работать в частные структуры. Некому учить молодежь.

«Коррупционеры активно используют общественность для своего прикрытия или давления на правоохранителей»

— Одним из индикаторов изменений называют ситуацию с коррупцией…

— Я считаю, что уровень коррупции сейчас выше, чем до 2014-го. Открыть уголовное производство стало огромной проблемой. Приведу пример с собой. После того, как 2 февраля 2017-го меня, как представителя интересов конкретной женщины, избили, в полиции расценили это как мелкое хулиганство (ст.125 УК). Мне пришлось через суд доказывать необходимость переквалификации на статью 398 (Угроза или насилие относительно защитника или представителя лица). На 99% я уверен, что и по другим делам подобным образом пытаются «улучшить показатели». Проблема ведь не только во взяточничестве…

— Представители антикоррупционных и подобных движений, организаций и комитетов за три года наладили диалог с силовиками. Как считаете, подобный общественный надзор способствует борьбе с коррупционными проявлениями?

— Наплодилось очень много органов, которые борются с коррупцией. В каждой силовой структуре есть своя служба по этому вопросу. Общественность должна заниматься надзором, но не вникать в оперативную деятельность. А она вникает… Это недопустимо. Порой сами коррупционеры активно используют общественность для своего прикрытия или давления на правоохранителей.

Лично ко мне никто с подобными предложениями не обращался. Я не видел как договариваются с другими, хотя, судя по тому, как «борцы» начинают придираться к конкретным лицам, догадываюсь о заинтересованности. К тому же методика использования активистов уже отлично отточена.

В НАБУ я тоже не верю. Людей набрали, но предполагаемую функцию бюро не выполняет. Поверьте, украинцев не должны интересовать подозрения, следственные действия, громкие заявления и даже обыски. Конечным результатом работы является решение суда о признании коррупционера виновным. Остальное – показуха. Чтобы были приговоры, нужно менять судебную систему.

— Как за три года изменились украинские суды?

— А они изменились?.. Я часто бываю в судах и изменений не замечаю. Уверен, что судьи должны быть выборными, а выбирать рядовых судей следует на 3-5 лет, не больше. Наши суды давно превратились в некий семейный бизнес. В судах работают не только супруги, но и целыми династиями.

В моей практике был случай, когда в апелляционной инстанции 11 месяцев ждали рассмотрения жалобы. У ее автора был государственный адвокат, сомневаюсь, что честный. Точнее, не верю в это, поскольку срок рассмотрения ограничивается 20 днями. Располагая такой отсрочкой, ответчик успел переписать имущество на других людей и уладить иные вопросы. С него уже нечего было взыскать. Я пытался выяснить фамилию адвоката, который так «эффективно» защищал своего клиента. В суде не дали информацию. Поэтому в этой истории у меня возникают большие сомнения в некоррумпированности как адвоката, так и судьи.

Следующая проблема в том, что сегодняшними реалиями мы сделали суды недоступными. Бабушке из села тяжело разобраться, чем отличаются административный и хозяйственный суды. Она должна написать заявление и получить приглашение на заседание. Для этого нужны единые суды. Кроме того, с ростом минимальной зарплаты выросли и судебные сборы. Для многих пенсионеров сумма в 640 гривен является неподъемной.

Выросли также расценки частных адвокатов. Устная юридическая консультация обойдется клиенту от 300 гривен. Государственные защитники предоставляются якобы бесплатно, но давайте будем реалистами и признаем, что если не отблагодарит тот, чье дело он ведет, то юрист «договорится» с оппонентом. Я приводил пример женщины, чье дело «лежало» 11 месяцев, так вот, с ней работал государственный адвокат. Поэтому я считаю, что государство «оторвало» наших граждан от судов.

Не принят закон о семейных юристах. Эта категория даже не упоминается в законах о судах, предупреждении коррупции и других. А на Западе семейные адвокаты – обычное понятие. Далее, не урегулировано законодательство по детективным бюро, в которые смогли бы в частном порядке с собственными проблемами обращаться люди.

«Если бы выбирали судей, то из нынешнего состава сохранили бы должности около 5% судей»

— Вы считаете, что нынешней порядок не предполагает создание ОСМД?

— Начну с того, что Винницкая и Харьковская области занимают последние места по количеству создаваемых объединений совладельцев многоквартирных домов. Этой тематикой я занимаюсь15 лет. Первоначальное законодательство, которое регулировало деятельность ОСМД, в целом позволяло их создавать. Когда жильцы изъявляли такое желание, в доме за бюджетные средства проводился капремонт.

В июле 2015-го вступил в силу новый закон «Об особенностях совершения права собственности в многоквартирном доме». Его писали те, кто не хотел создания ОСМД. В нем указывается, что жильцы должны внести 25% стоимости капремонта. Если дому свыше 30 лет, то людям придется собирать колоссальные средства.

— В мэрии Винницы работает программа софинансирования, которая предполагает долевое участие жильцов, когда они считают необходимым провести ремонт в своем доме. Для этого не нужно создавать ОСМД. То есть, законом лишь «убраны» прежние преференции?

— К 24 июля 2017-го мы собрали 186 подписей жильцов многоэтажки по ул. Привокзальной под заявлением в мэрию, в котором в связи с созданием ОСМД просим провести капремонт, ликвидировать у дома мусорную площадку соседнего рынка и убрать семь передающих антенн с крыши. В горсовете не знают об этих антеннах… Ждем ответа по капитальному ремонту.

Бывший министр ЖКХ А. Кучеренко уверяет, что положения прежнего закона о том, что эти работы выполняются бесплатно, никто не отменял. Да, я понимаю, что возникает коллизия… Я понимаю, что местным властям более удобен закон 2015 года. Но никто ОСМД на таких условиях, которые к тому же не определяют придомовую территорию, создавать не будет. (К слову, на практике движение есть: в Виннице чуть больше 2050 многоэтажек, ОСМД созданы уже более чем в 400, — ред.).

И это еще не все. Главе объединения сегодня нужно быть, среди прочего, и юристом. Иначе он просто не сможет выполнять функции «управителя дома». Итак, 14 законов регламентируют услугу по вывозу мусора, 19 – по электроэнергии, 27 – оплату труда. В идеале должен быть один доходчивый закон. Тогда ОСМД сможет функционировать.

— Депутатов всех уровней — от ВР до местных советов – у нас избирают. Ведется диалог о выборных должностях в силовых ведомствах и судах. Как считаете, какие изменения внесла бы такая система избрания?

— Если бы выбирали судей, то из нынешнего состава сохранили бы должности около 5% судей. В руководящем составе полиции остался бы 1% прежних сотрудников, а в прокуратуре – ноль. Если мы хотим реформ, нужно освобождаться от старых кадров с их связями и привычками, которые позволяли поступать не по закону, а так, как «всем» удобней.

Я всегда говорю, что, будучи президентом, поборол бы коррупцию за 15 минут. Достаточно подписать один указ – о закрытии спецзоны. Это означало бы, что все судьи, прокуроры и прочие, которых поймали на взятке, оказались бы в одних камерах с другими заключенными. Гарантирую, что на 50% количество вымогательств сократится.

Игорь ЗАИКОВАТЫЙ

Источник

Следующая новость
Предыдущая новость

Более 600 боевиков ЛДНР перешли на сторону Украины В Луганске началась силовая операция Террористы поделились беспределом на своих КПП с украинскими КПВВ «Шахтер» пропустил от «Фейеноорда» и тут же забил два гола В Виннице на крупной взятке задержали известного чиновника

Лента публикаций